Что говорит вам лай вашей собаки

что говорит собака

Статистика Лиги животных Северного побережья свидетельствует о том, что примерно 10 процентов всех собак, забранных из приютов, со временем возвращаются туда из-за проблем с их поведением. Но последние исследования Гуманитарного общества, которые докопались до сути вопроса, показали, что целых 41% от этих проблем составляет чрезмерный, раздражающий и зачастую враждебный лай. Если в этом и есть что-то хорошее, так это то, что большинство добросердечных спасателей привязываются к своим тявкающим приёмышам и просто страдают от отсутствия тишины.


Плохо то, что в течении продолжительного времени, это не очень здорово как для человека, так и для пса. Вместо того, чтобы использовать бесполезные затычки для ушей, Цезарь и другие специалисты советуют постараться определить причину беспокоящего лая, который не так неисправим, как может показаться. В целом есть четыре основных триггера – и каждый несет очень ясное послание.

  • «Мне скучно»

Когда Цезарь взялся за Феллу, очаровательную помесь джек-рассел-терьера и итальянского грейхаунда, выходки маленькой собачки грозили её владельцу выселением. В жилом комплексе, где проживал Фелла, он лаял без остановки все время, пока его хозяйка была на работе, останавливаясь лишь тогда, когда она вечером приходила с работы. Менеджер жилого комплекса относилась к хозяйке Феллы с симпатией, но когда жалобы других жильцов зазвучали все громче, она почувствовала, что у неё нет выбора: «Сделайте что-нибудь с лаем — сказала она, или вам придется съехать».

Отъявленный любитель полаять, пока он был в приюте, Фелла также постоянно лаял, находясь в машине, и откровенно враждебно по отношению к другим собакам. Тем не менее, Цезарю не понадобилось много времени, чтобы понять, в чем проблема. Выяснилось, что сверхэнергичный Фелла получал только 15 минут упражнений в день. Таким образом, хотя беспокойство от разлуки здесь было очевидным фактором, это было всего лишь симптомом гораздо большей проблемы: бедный маленький Фелла просто скучал.

В широко известном руководстве по поведению «Как думают собаки» (How Dogs Think), психолог и автор Стэнли Корен (Stanley Coren) заявляет, что случаях, как с Феллой, в том, насколько долго лает собака, состоит смысл посылаемого сообщения. «Основным правилом— говорит он, — является то, что чем продолжительнее звук, тем больше вероятность того, что собака принимает сознательное решение о характере сигнала и поведения, которому она собирается следовать». Принимая во внимание частоту повторений, Корен отмечает важность правильной интерпретации. — «Звуки, повторяющиеся часто, или с большой скоростью, показывают степень срочности».

Столкнувшись с тем фактом, что возвращение в приют может означать усыпление собаки, владелица Феллы поняла ситуацию, признав то, что она была эгоистичной, не посвящая больше времени тому, чтобы разработать режим, который отвечал бы насущным потребностям Феллы. С помощью Цезаря она выработала строгий распорядок дневных прогулок, так же как и утренний ритуал, который был призван показать Фелле, что короткие, но постоянно удлиняющиеся отлучки хозяйки, не означают её отсутствия навсегда. Когда Цезарь вернулся в этот жилой комплекс несколько месяцев спустя, Фелла продолжал оставаться в хорошем расположении духа, и не нашлось арендатора, который бы слышал его лай.

  • «Я избалован»

К тому времени, когда Цезарь дошел в своем фильме «Переводчик с собачьего» до эпизода с Прада, избалованным шпицем, этот щенок превратился в первоклассную стерву. Он начинал лаять когда не получал того, чего хотел, и хуже того, привлекая внимание гостей, просто чтобы вызвать их интерес – угрожающе рычал, и однажды он в этом преуспел.

Прада еженедельно получал игрушки на сотню долларов, одевался в кашемир и регулярно получал блюда, способные усладить даже гурманов. Чтобы он как можно меньше времени проводил один, он часто отправлялся на работу с одним из своих хозяев.

При этом, проблема была не в том, что Прада дозволялось жить, как в собачьих грезах, а в складе ума её хозяев. Чувствуя печаль и вину из-за потери приятеля Прады, Гуччи, двумя годами ранее, они делали все что могли, чтобы отвлечь Праду и себя. При этом, Цезарю хватило одной прогулки со шпицем и его «родителями», чтобы уловить «истерическую энергию», которая подстегивала частые приступы лая и шизоидные приступы рычания собаки.

Праде понадобились стандартные восстановительные процедуры – обучение ходить на прогулке, получать игрушки только когда она находилась в спокойно-послушном состоянии – но её владельцы реально мешали сами себе. «Они баловали свою собаку, чтобы сделать себя счастливыми», вспоминает Цезарь. «Мне пришлось убеждать их и заставлять убедить их самих себя, что, хотя они все ещё любят Гуччи, настало время отпустить его». Как только владельцы Прада смогли освободить свое сознание от чувства вины, их нарочитая энергия спала, и они смогли управлять своей сворой из одной собаки с покоем и ясностью, и воинственный лай канул в прошлое.

Как говорят знающие люди, что в случае с собаками, что с людьми, именно контекст, в котором произносится звук — будь то слово или лай, определяет его значение. Автор бестселлера «Внутри собаки» (Inside a Dog), Александра Хоровиц (Alexandra Horowitz), писала в New York Times: «Звук, который издает собака, весело виляя хвостом, означает что-то совсем другое, чем когда тот же звук доносится из-за оскаленных зубов». Но, что более важно, как она говорит: «Есть причина в том, чтобы верить собакам и всем животным безоговорочно. Во многих случаях звук оказывает надежный эффект на тех, кто поблизости: подумайте о таких словах как: «Пожар!» или «Дармовые деньги»!»

Или, как это было в случае с избалованной Прада – «Нужно сократить вздор!» Как часто отмечал сам Цезарь, собаки не лгут.

  • «Я смущен»

Сонни, спасенная немецкая овчарка, имел огромный успех как у хозяина у себя дома, так и у собак в местном парке. Проблемой для Сонни, к сожалению, были все остальные. Ранний опыт знакомства со службой по контролю за животными так травмировал его, что у него остался постоянный страх перед незнакомцами, который он демонстрировал громким и непрерывным лаем, где бы к нему кто-нибудь ни приближался. Это было особенно проблематичным для его хозяйки, которая консультировала взрослых людей с особыми потребностями и хотела бы приводить Сонни с собой в центр, где она работала. Когда один из её клиентов пытался приласкать Сонни, пес начинал бешено лаять, пока клиент в страхе не отступал – в этот момент Сонни нырял под стол своей «мамочки» и проводил остаток дня, скрываясь.

«Когда его хозяйка забрала его из приюта, — рассказывает Цезарь, — она сказала мне, что когда он прятался, весь дрожа, в своем ящике, она ласкала его снова и снова, чтобы отогнать его страхи». Но что она делала на самом деле, выражая) ему свою любовь, когда пес был напуган, так это то, что она поощряла страх, показывая свою слабую энергию. «Когда он был голоден, ему пришлось бы вылезать из своего ящика, после чего хозяйка предлагала бы ему пищу – и пища стала бы выражением любви». И хотя она хотела ему лучшего, хозяйка Сонни не поставила себя авторитетной личностью с её мягкими попытками уговорить его выбраться из под её стола. «Вместо того, чтобы показать себя сильной, она упрашивала собаку, — вспоминает Цезарь. — Когда собака замолкает и перестает двигаться, нужно действовать с ней, как с лошадьми. Вам просто нужно брать её и вытаскивать, брать и вытаскивать. Тогда он увидит, что у него нет выбора», говорит он.

Когда Цезарь, Сонни и его хозяйка отправились на важную для них всех прогулку, Цезарь поощрял её излучать авторитетную энергетику, то есть такую же, какую она каждый день излучала по отношению к своим клиентам – а не вести себя так, как будто она имела дело с испуганной и непредсказуемой собакой и знала это. Когда она начала практиковать прогулки с поведением вожака, ей с каждый разом становилось все легче быть лидером во всех её взаимоотношениях с Сонни. И по мере того, как росла её уверенность в своем лидерстве, так же росла уверенность Сонни в ней – и соответственно уменьшались его страхи.

Находясь в безопасности в руках вожака, которому он доверял, Сонни не только перестал лаять и прятаться, как раньше, но и начал по-настоящему помогать своей хозяйке в её работе.

  • «Я напуган»

Когда четырехлетнему Хути – перспективному чемпиону курсов по ловкости – было всего 18 месяцев, его многообещающая карьера уперлась в препятствие. Однажды, когда он и его хозяин направлялись домой с тренировки, мимо них с молниеносной скоростью и громкими криками пронеслась группа подростков на скейтбордах, причем так близко к ним, что чуть не переехали его. С этого момента австралийская овчарка была охвачена сильным страхом перед детьми, что не только усложнило жизнь в целом, но и сделало участие в конкурсе почти невозможным. При виде подростка в толпе вблизи от себя, Хути тут же замирал на месте и начинал лаять.

Цезарь рассказывает: «В тот момент, когда мы встретились, хозяйка Хути рассказала мне, как ужасно она себя чувствует от того, что произошло, и что чувствует себя виноватой за то, что не смогла защитить его». Но чувство вины было не самым худшим. «Она также рассказала мне, что каждый раз, когда она была с Хути и видела подростка, она начинала предчувствовать все плохое, что могло произойти».

Избавление от панического лая Хути требовало трехстороннего подхода. Его страх перед детьми мог быть устранен только при столкновении его с ними лицом к лицу – с этой целью, сыновей Цезаря, Андре и Кэлвина, привезли на первую реабилитационную прогулку с Хути. Когда пес понял, что мальчишки не представляют собой угрозы, Цезарь подтолкнул ситуацию на уровень выше, вынудив Хути преодолеть новое препятствие, которым в прямом смысле выступали сами мальчики. Сначала пес чувствовал себя неуверенно, но через некоторое время Хути, уже без поводка, перепрыгивал через ребят. Теперь, когда её хозяйка поняла, что при виде детей Хути не впадает в панику, она смогла убедиться в эффективности предстоящих встреч. Таким образом, энергия, полученная от положительных образов, помогла восстановить доверие Хути: если его хозяйка чувствует себя хорошо при виде подростков, то почему бы ему не чувствовать себя так же?

Александра Хоровиц отмечает, что чувствительность собак к нашим эмоциям – в особенности когда эти эмоции отражают наши собственные страхи – нельзя недооценивать. «Похоже что собаки чувствуют запах страха, так же как запах тревоги и печали», говорит она. «Волшебные способности здесь ни причём: страх пахнет. (Когда человек напуган), феромоны вырабатываются невольно и бессознательно различными путями: или через поврежденную кожу, или из специальных желез, которые вырабатывают химические вещества во время тревоги. Крое того, сильные проявления тревоги, страха или любых других эмоций сочетаются с физиологическими изменениями – от изменения сердечных и дыхательных ритмов до потливости и метаболических изменений».

Опознав и встретившись со своими страхами и получив рядом с собой вожака, который больше не провоцировал его своими бешеными мыслями, Хути перестал лаять и вернулся к своим тренировкам на ловкость. И если ему когда-либо ещё и случалось пугаться при виде подростка, было достаточно короткого внушения от хозяйки, чтобы вернуть его обратно в реальность.

Переведено из журнала «Cesars`s Way»

Ещё статьи по теме лай собак:

comments powered by HyperComments