Куда хозяин, туда и верный пес

На дворе стоял ноябрь – предзимье. Столетняя ива над будкой Амура по утрам была белой, а к полудню начинала плакать и чернеть – иней таял под скупыми лучами осеннего солнца. Прошлая ночь была тихой, но холодной. Амур изрядно продрог. Вылез из будки, потянулся и засеменил к крыльцу, в скорой надежде увидеть хозяина – старика Михалыча. Ждал часа полтора, хозяин не выходил. «Заспал, – подумалось Амуру, – с вечера, небось, принял на грудь граммов сто пятьдесят, а теперь отсыпается».

Дело шло к ночи. Михалыч не выходил. Амур гавкнул раза два в сторону сеней, и стал царапать передними лапами облезлую дверь – псу несусветно хотелось есть. Кормилец не отвечал. Пес оббежал избу вокруг, погавкал в заднее окно. Хозяин не отозвался. Электролампочка в задней комнате не горела. Амуру стало не по себе.

Он выбежал на дорогу и завыл, громко и протяжно. Вышел из дома сосед – рыжий Петя. Хотел было дать пинка Амуру, но передумал. Подошел к калитке Михалычевой усадьбы, потом прошел к дому. Стучал долго, но не достучался.

Начал звонить куда-то по телефону. Приехала машина с мигалкой. Выбили дверь в дом. Приехала еще одна машина. Вынесли хозяина на носилках. Амур хотел подбежать, лизнуть Михалыча, но не дали. Все уехали. Амур остался один.

«Старый, старый», – только и понял пёс из их разговоров. Утром со стороны рыжего Пети через забор перелетела буханка черствого хлеба. Петя сказал: «Поминай хозяина, Амур, сегодня захороним».

Две ночи Амур соображал: «Куда его увезли? Если в больницу, то вернется. А зачем говорили: «Старый, старый… пора уже ему…». И тут Амура осенило: «Старый – это Старица. Озеро любимое. Они там с Михалычем столько времени провели! Там он! Это дружки его приезжали. С мигалками… Он выпивши был, а они все равно увезли его. Как без него, он на Старице лучшие места для рыбалки знает. Он раньше егерем служил».

Утром, когда чуть забрезжило, Амур двинулся на Старицу. Девять верст он отмахал влегкую – даже не вспотел. На озере было пустынно и тихо. Ни костров, ни рыбаков – уныло, беззвучно. Лес по берегам озера уродливый, голый и черный. Амур забежал, на всякий случай в смолокурку, но и там было пусто. Смолу-живицу никто не вытапливал. Землянка была пустой. Пёс отправился восвояси.

У развилки дороги: на Лобово и Сосновое, Амур их увидел. Волчица сидела на дороге, молодые волки, её сыновья, окружали его с трех сторон. Вырваться из хитроумной ловушки нельзя, везде острые сильные зубы.

– Р-р-р-р! – злобно зарычал Амур и, оскалившись, бросился на волчицу.

Они задушили его быстро и не больно. Он просто заснул, теряя сознание, в объятиях матери-волчицы.

Добавить комментарий

Adblock
detector