Когда кошка оказалась совсем не кошкой

Был у нас в школе чудаковатый мужичок, работал плотником. Устранял всякие неполадки в учебном заведении, типа: замок починить, ручку к двери привинтить, окно застеклить и прочее. Находился он всегда в своей каморке – в нерабочем туалете на первом этаже.

Иногда мы, нагловатые старшеклассники, заходили к нему. Когда просто так, когда, чего греха таить, покурить втихую. Он нас не прогонял. И вот однажды смотрим, у него под столом, около батареи отопления, стоит банка консервная и в ней еда какая-то. Интересно стало, кому он еду приготовил, – спрашиваем:

– Андреич, для кого ты харчей припас?

Андреич лукаво так улыбнулся и говорит:

– Кошечка ко мне ходит. Ей и приготовил.

– Какая, – удивляемся, – кошечка? Директор всех кошек бездомных еще до первого сентября сплавил – «живодерка» приезжала.

– Всех да не всех. Одна вот осталась. Она ко мне вон в ту дыру из подвала приходит. Когда никого нет в школе… – ответил плотник и показал отверстие в бетонной плите.

– А ты её видел?

– Нет, еще не видел – побаивается она, но банка каждое утро – пустая. После «живодерки», наверное, страшно ей людям показываться.

– Ну-ну, приручай. Потом покажешь, – напутствовали мы плотника и ушли.

Прошла целая неделя с того разговора или больше. Заглянули опять к Андреичу. Вспомнили про его кошечку. Смотрим, а банки консервной нет. И дыра в полу деревянной пробкой заколочена.

– Андреич, – спрашиваем, – ну что, как дела с кошечкой? Приручил?

Плотник сидит, в окно смотрит и молчит. Улыбка у него на лице кислая. Мы не отстаем:

– Давай, Андреич, колись. Наверное, приручил кошака и домой упер. Колись – сиамская кошка была!

Андреич не выдержал нашего напора – раскололся:

– Сиамская, мля! Породистая… Особенно зубы.

– Что – белые?

– Нет, мля! Желтые!

– Курящей оказалась? Ха-ха-ха! – тролим мы плотника, а ему не до смеха.

– Какая курящая, мля! Крысой оказалась! Крысу полмесяца кормил! Пришел позавчера утром, а она сидит у банки. Здоровая – с кошку. Меня увидела да как прыгнет мне на грудь. Я чуть успел отмахнуться. Думал, укусит. Испугался. А она – швырк в подвал!

Мы так и вывалились из Андреичевой каморки, держась за животы:

– Ну, «мля», Андреич! Ну, дает! Ха-ха-ха!

Иногда вспоминаю эту историю про «кошечку». Представляю, какое разочарование было у плотника Андреевича. Вкладывался мужик всей душой, ждал, ласкового и пушистого, а вышло по-другому – вместо кошечки крыса вылезла, да еще чуть не покусала. Ответила, так сказать,  за всю душевную теплоту и заботу.  Но Андреевич сам виноват – кто его просил зверя приваживать. Крыса, или другой какой зверек, ничем не обязан перед нами…

Добавить комментарий

Adblock
detector